К морю!

Как вы уже поняли, к наиважнейшему вопросу зачатия мы с мужем подошли самым ответственным образом. Поэтому совсем неудивительно, что для полноты картины мне захотелось выяснить, когда же в моем организме, отягощенном диагнозом «дисфункция яичников», наступает овуляция. Т. е. тот самый период, когда оплодотворение наиболее вероятно. Ну, чтобы спланировать график сами знаете чего... Мы же не ищем легких путей!

Что это вдруг меня потянуло на физиологические тесты? Ну, я уже была наслышана, что овуляция – это важно. Овуляция должна быть. А главное – быть вовремя! Я ведь никогда особо не интересовалась, что там у меня внутри происходит. Правильно ли протекает цикл? И когда, собственно, в какие конкретные дни, мой организм готов к зачатию?

Итак, задача – вычислить овуляцию! Про то, что в аптеках продаются специальные тесты, мне никто тогда не сказал, но я была наслышана про измерение базальной температуры. Что я знала? Примерно следующее: в момент овуляции базальная температура поднимается на 0,4‑0,5 градуса и остается в этих пределах не менее чем три дня. Очень важно, чтобы перед менструацией базальная температура снижалась. Если это происходит, то, считай, все в порядке. Если температура не повышается – организм к зачатию не готов.

И вот, на протяжении нескольких недель, по утрам, вместо зарядки я послушно «употребляла» градусник, пардон, ректально, ждала 5 минут, смотрела результаты и бежала к компьютеру, чтобы занести их в специально созданный для этого график. Думаете, я одна такая чокнутая? Вовсе нет! Я лично знаю как минимум трех женщин, которые поступали точно так же. (И вообще считается, что измерение базальной температуры просто необходимо тем, у кого проблемы с зачатием. Хотя многие специалисты уже давно говорят, что этот метод неточен и безнадежно устарел).

В какой‑то момент температура поднялась до отметки 37 градусов и замерла там на целых три дня. Потом еще чуть‑чуть выросла и стала постепенно снижаться. Ага, все, как и должно быть! Оно! Ну, теперь мне все ясно.

С этим самым градусником и графиком базальной температуры я и улетела с мужем на отдых в Гагры.

О‑о‑о‑о‑о! Писать о Гаграх удовольствие неземное. Как и проводить там летний отпуск. Если есть на свете рай, то это... нет, не Краснодарский край, а курорты незаслуженно непризнанной Абхазии. И, на мой субъективный взгляд, найти более подходящее место для зачатия новой жизни просто невозможно!

Климат – мягкий (мы приехали в начале июня, когда еще нет изнуряющей жары), солнце – ласковое, море – чистое, пляжи – немноголюдные. Воздух наполнен ароматами юга – запахами самшитовых рощ, цветков магнолий, кофе «по‑турецки», шашлыков. Неповторимый пьянящий коктейль. Красота!

А эти ни с чем не сравнимые звуки! Шепот горных деревьев, шум морского прибоя, зажигательные песни, вырывающиеся из динамиков прибрежных кафешек. «Черные глаза, самые прекрасные черные глаза, черные глаза...» Кажется, что это не Айдамир Мугу, а душа твоя поет. Волшебная музыка!

Мы купались в море, гуляли по знаменитому гагрскому парку, сидели в кафешках, ездили на экскурсию в Новый Афон (там древний монастырь и сталактитовые пещеры) и любовались реликтовыми соснами в Пицунде. Короче, отдыхали по полной!



Уже сколько раз я замечала: в Гаграх забываешь обо всем на свете. Кажется, что нет никакой душной Москвы с вечными пробками, неприветливыми прохожими и толкотней в метро, нет бесконечных проблем на работе, нет этого нескончаемого бега с препятствиями, называемого написанием диссертации. Ничего этого нет! Жизнь на курорте течет размеренно, никто никуда не торопится, везде тебя встречают как самого дорогого гостя. Ты дышишь полной грудью, радуешься солнцу, голубому небу и даже летнему ливню с грозой. И ощущаешь себя безумно счастливым!

Но среди всего этого природного и рукотворного великолепия нас все же не покидала мысль о том, что приехали мы сюда не просто в очередной отпуск, а с важной миссией, имеющей далеко идущие последствия. Эта мысль сидела в подкорке. Она незримо витала вокруг нас. Она воодушевляла. Но и накладывала определенные ограничения.

И мне приходилось, например, отказываться от спиртного, а также следить за тем, чтобы и муж не пил литрами местное вино, от которого невозможно оторваться. Или не пробовал местную семидесятиградусную (!) чачу. Или, наконец, не ходил вечером играть в покер со своими местными друзьями, если по графику у нас... ну, вы понимаете. А график был такой – через два дня на третий. У меня все в точности, как советуют светила науки!

Еще мы ели острую местную пищу. Дима где‑то вычитал, что именно ее надо потреблять, чтобы родился мальчик. Мы же хотели наследника! Конечно, бред сивой кобылы, но было очень весело. Я вообще просто в восторге от кавказской кухни. И мне кажется, что в Гаграх она особенно вкусна. Я нигде больше не ела таких тающих во рту хачапури или «лодочек»[2]. Никто лучше местных поварих не готовит хинкали. А баклажаны в ореховом соусе? А маринованная капустка? А копченый сулугуни в мамалыге? А вареники с сыром? А жареная рыбка, только что выловленная на причале? Вот вспоминаю сейчас все эти яства, а у самой слюнки так и текут, так и текут.

Я всегда в Гаграх наедаюсь этих разносолов на год вперед. А в Москве никогда не хожу в рестораны кавказской кухни. Потому что не тянет. А не тянет, потому что нет в них той неповторимой атмосферы гагрских кафешек, уютно зажатых на узкой прибрежной полосе между величественными горами Кавказа и бескрайним Черным морем. Той атмосферы беззаботного отдыха и вечного праздника живота, которая делает кушанья особенно сочными и аппетитными. А без атмосферы вкус блюд уже не тот.

Еще одно мое любимое место в Гаграх – местный рынок. Там всегда витает только ему присущий дух – смесь ароматов восточных специй, спелых фруктов, свежевыпеченного хлеба. Я никогда спокойно не могла пройти мимо прилавков с потрясающе вкусной чурчхелой или свежим сулугуни. А ряды с выпечкой? Это же просто мечта всех сладкоежек! Пирожные и торты на любой вкус: и «черепашки», и «персики», и трубочки со сгущенкой, и «орешки», и «наполеоны», и чего там только нет. Самое дорогое пирожное – вы не поверите – 6 (!) рублей. Толстей – не хочу.

Да, Гагры – необычное место. И все там особенное. С каким‑то особым настроением...

Мужской взгляд.В Гаграх получаются самые солнечные детишки в мире! Конечно, практика показала, что аджика, перец и прочие острые приправы не дают гарантию рождения мальчика, но девчонки рождаются – просто загляденье! Я очень хорошо помню, как придумывал отговорки, чтобы не пить с друзьями. Не скажешь же: «Братцы! Мы тут сегодня детей зачинать будем, поэтому я – пас!» Ребята, конечно, на меня обижались, но через три года, когда мы приехали с Дашей, они меня «вычислили» и простили...

Вспоминая то время, я еще раз скажу: «Дети – это действительно материальное воплощение любви, и чем это чувство сильнее, тем лучше результат!»

В Москву мы с мужем вылетали из адлерского аэропорта. Напоследок решили зайти в местное кафе. Я заказала «лодочку», Дима – шашлык. Поели и... нам не понравилось. Ни вкус блюд, ни обслуживание. И тесто не такое вкусное, и мясо не так замариновано, и кофе без пенки, и официантка с кислой миной. В общем, все какое‑то бездушное, поставленное на поток. Это уже не гостеприимные немноголюдные Гагры... Все! Отдых закончился. Впереди – серые будни.

Домой мы вернулись окрыленными. Судя по всему, такой полный захватывающих впечатлений и в тоже время расслабляющий отдых повлиял на нас очень и очень благотворно. Мы отвлеклись от привычной суматохи большого города, сменили ритм жизни, забыли про работу и важные дела, зарядились солнечной энергией и вообще почувствовали себя обновленными и готовыми вновь сворачивать горы.

А еще мы были заинтригованы – получилось или нет?

Через несколько дней я простыла – реакклиматизация. Но, на всякий случай, лечилась безобидными народными средствами. Долго донимал глубокий кашель. Взялась за таблетки. И были мысли о том, как бы чего не вышло, если я уже...

На работе ко мне все приставали с дурацким вопросом: вот, мол, была на югах, а совсем не загорела. И я уже устала всем объяснять, что к рыжим загар не пристает, они сами – ходячее солнце.

Через три недели выяснилось: у ходячего солнца задержка. В принципе, этим меня не удивишь. У меня ведь диагноз – дисфункция яичников. Но задержка в две недели – это, скажу я вам, даже для такого бывалого товарища, как я, уже срок. Неужели получилось? С первого раза? Не может быть!

Вообще‑то мы с мужем искренне думали, что, начав работать в выбранном направлении, результата достигнем не сразу, и придется хорошенько потрудиться несколько месяцев. Тем более что для здоровых пар наука допускает отсутствие зачатия в течение полугода. Неужели, и правда, получилось? Тьфу‑тьфу‑тьфу, чтоб не сглазить!

Кинулась звонить маме: что делать? Идти к врачу? Мама позвонила с тем же вопросом своему гинекологу. Та посоветовала не торопиться, выдохнуть и для начала купить в аптеке тест. Простой такой, дешевый тест на беременность. Купила. Та‑а‑а‑к. Сколько‑сколько тут должно быть полосок для положительного результата? Две. А у меня одна... Эх, напрасные надежды!

Мама сказала, что задержка может быть результатом акклиматизации. Кстати, у меня так уже было. Но давно. Решили подождать еще две недели, и уж если и тогда ничего, то идем к врачу.

Через 14 дней, ровно в восемь часов утра, мы с мамой стояли у дверей женской консультации. Видимо, аптечный тест и впрямь был слишком дешевым.


5296235250887022.html
5296258297783149.html
    PR.RU™