ХОРВАТИЯ

Изучая фан-культуру хорватского футбола, следует обратить особое внимание на два основных аспекта.

Первый из них связан с тем, что до 1991 года Хорватия являлась частью Югославии. Второй заключается в том, что в то время только четыре или пять хорватских клубов играли в первом дивизионе югославского футбольного первенства, тогда как абсолютное их большинство принадлежало к командам второго и третьего дивизионов.

Несмотря на это, именно здесь появилась одна из первых организованных хулиганских групп в масштабе всего европейского футбола. 28 октября 1950 года в ходе игры против ненавистной «Црвены Звезды» фанаты «Хайдука» присвоили себе прозвище «Торсида» (на португальском языке «торсида» означает неистовую, бурную поддержку). Достаточно любопытно, что появление «Торсиды» не привело к немедленному возникновению других подобных группировок. Однако справедливости ради стоит отметить, что к 1970 году, благодаря визитам «Хайдука» в различные города Югославии, включая Хорватию, фанаты других клубов стали гораздо более организованными. В конце концов эта тенденция привела к образованию одной из самых известных хулиганских групп во всем европейском футболе — «Бэд Блю Бойз» загребского «Динамо», названной так в честь популярного фильма «Bad Boys» 1983 года[40].

Исторические и этнические противоречия, которые в конечном счете привели к распаду Югославии, стали оказывать существенное влияние на футбол задолго до краха политической системы. Стало вполне обычным явлением, когда по случаю приезда сербских команд хулиганы из «Торсиды» и «Бэд Блю Бойз» усиливались болельщиками клубов низших дивизионов. К концу 80-х эта тенденция только окрепла, особо это было заметно накануне визитов двух наиболее принципиальных белградских соперников — «Партизана» и «Црвены Звезды».

Хотя поездки хорватских болельщиков в Белград всегда были опасным мероприятием, в сезоне 1987-1988 годов ситуация стала еще напряженней. С распадом коммунистической системы, когда сербский народ начал задумываться о создании собственного государства, визиты «Торсиды» и «Бэд Блю Бойз», усиленных фанатами других клубов, стали общепринятой практикой. Честно говоря, в подобном себе никогда не отказывали и хулиганы «Црвены Звезды» и «Партизана».

Одной из главных причин такого поворота событий стала столичная полиция, которая явно негативно отнеслась к появлению на улицах Белграда хорватских транспарантов и флагов. Поскольку для создания определенной атмосферы все это сопровождалось использованием сигнальных ракет и дымовых шашек, полиция была вынуждена перейти к более решительным действиям. Все чаще столкновения с полицией стали носить откровенно жестокий характер. Особенно когда участие в них принимали члены «Бэд Блю Бойз», которая в то время считалась сильнейшей хорватской группировкой, выступающей на стороне правых политических сил.



Для футбольных фанатов участие их клубов в европейских турнирах стало своего рода отдушиной. Поэтому выездные матчи всегда сопровождались самым активным использованием ставших сейчас традиционными флагов и пиротехники. В конце концов их страсть и фанатизм привели к насилию. В 1987 году на игре против марсельского «Олимпика» группа участников «Торсиды» незаметно подкралась к трибунам местных болельщиков и бросила в них бомбу со слезоточивым газом, что привело к массовым беспорядкам на стадионе. К счастью, никто серьезно не пострадал, однако разгоревшаяся драка заставила остановить игру, после чего УЕФА приняла решение отстранить «Хайдук» от участия в европейском турнире.

В самой же Югославии проблемы носили более серьезный характер. Отношения между сербами с одной стороны и хорватами и мусульманами — с другой с каждым днем становились все более напряженными, страна катилась к своему скорому распаду.

В конце 1989 года загребское «Динамо» отправилось в гости в Баня Луку, где впервые в истории Югославии болельщики были атакованы полицией и изгнаны со стадиона из-за демонстрации хорватской национальной атрибутики. Двумя неделями позже, уже в Нови-Саде, только вмешательство игроков и руководителей «Динамо» предотвратило возникновение аналогичной ситуации.

Тем не менее 13 мая 1990 года обстановка в регионе заметно ухудшилась, причиной чему стали два инцидента, ставшие одними из самых печальных страниц в истории европейского хулиганского движения и положившие начало еще более опасной конфронтации.

Прибывшие в Загреб на игру своей команды фанаты «Црвены Звезды» едва успели занять свои места на стадионе, как тут же атаковали хозяев. Но вместо того, чтобы обрушить свой гнев на сектора, заполненные «Бэд Блю Бойз», они смяли защитное ограждение и напали на мирных болельщиков. Беспорядки охватили весь стадион и вскоре вылились на соседние улицы, саму же игру из-за начавшихся погромов пришлось остановить. К тому времени, когда порядок удалось восстановить, большое количество полицейских и фанатов было госпитализировано, а ущерб, нанесенный стадиону и его окрестностям, был просто огромен.



Через несколько месяцев после событий в Загребе, во время игры против «Партизана», участники «Торсиды» сделали еще один демонстративный выпад в сторону сербов, когда часть ее хулиганов вырвалась на футбольное поле, чтобы в пределах центрального круга демонстративно сжечь государственный флаг Югославии.

Вскоре после этого разразилась война, и в 1991 году былой Югославии не стало.

Принимая во внимание всю остроту противостояния двух народов, не удивляет тот факт, что многие футбольные фанаты приняли в войне самое активное участие. К сожалению, не все с нее вернулись, включая многих лидеров и руководителей «Бэд Блю Бойз» и «Торсиды», а также таких групп, как «Когорта» ФК «Осиек» и «Армада» ФК «Риска». Эти отважные молодые люди бились в одном строю против сербских агрессоров, а после войны в их честь у многих стадионов по всей стране были воздвигнуты статуи и памятники.

С окончанием войны и обретением Хорватией государственной независимости вернулся и футбол, который ожидали большие перемены. Многие прежние лидеры ушли, и теперь на трибунах появилась новая молодежь, принявшаяся за восстановление хулиганского движения. Вместе с появлением новых команд в первом дивизионе вновь образованной хорватской футбольной лиги многие фанаты «Динамо» и «Хайдука» из небольших городов стали поддерживать местные клубы. Это означало рост некогда малочисленных хулиганских групп и образование новых. Однако главными действующими лицами по-прежнему оставались «Бэд Блю Бойз» и «Торсида», которые в дни наиболее ответственных матчей могли собрать под свои знамена более 5 тысяч фанатов каждая. Конечно, такая массовость очень скоро привлекла внимание политиков и правительства.

Все началось с того, что лидер Хорватского демократического союза, избранный президентом республики, посчитал, что, так как название «Динамо» является пережитком коммунистического прошлого, ему не место в свободной Хорватии. На правление клуба было оказано сильнейшее давление, в результате которого, и без каких-либо консультаций с фанатами, «Динамо» было переименовано в ФК «Хаск Градьянски». Этому нашлось довольно простое объяснение. До начала Второй мировой войны двумя крупнейшими командами Загреба были ФК «Хаск» и ФК «Градьянски», запрещенные позже коммунистами за свою ярко выраженную хорватскую ориентацию.

Хулиганы из «Бэд Блю Бойз» и другие футбольные болельщики Загреба пришли в неописуемую ярость от такого шага. «Динамо» для них всегда было священным именем, и они потребовали вернуть его любимой команде. Однако руководство клуба отказалось пойти им навстречу. Более того, в 1993 году клуб снова поменял свое название, став «Кроатией».

Во время первой игры команды, обретшей новое имя. фанаты организовали массовую акцию протеста, участники которой были разогнаны силами специальной полиции. Получив указания изымать всю атрибутику с символами или названием «Динамо», она с помощью дубинок безжалостно подавила мятеж, в результате чего многие болельщики были госпитализированы с тяжелыми травмами. В средствах массовой информации об этом инциденте не было произнесено ни единого слова, так как правительство строго запретило каким-либо образом комментировать произошедшие события.

Тем временем «Хайдук» (Сплит) стал лидером хорватского футбола, чем не могла не воспользоваться «Торсида». В Загреб часто приезжали от двух до десяти тысяч сторонников команды, безопасность которых обеспечивали сотни полицейских. Кроме того, теперь им открылись бескрайние европейские горизонты, и фанаты «Хайдука» смогли побывать на матчах в Будапеште, Лиссабоне, Амстердаме и Софии.

В 1996 году президентом «Кроатии» стал один из партийных лидеров Хорватского демократического союза, вернувший клубу утерянные передовые позиции в национальном футболе. Вместе с тем он решил продолжить борьбу с «Бэд Блю Бойз», в результате чего давление полиции стало настолько явным, что многие хулиганы просто бойкотировали домашние игры команды. Однако выездные матчи, особенно в рамках европейских турниров, собирали большое количество фанатов. Нередко на таких встречах вспыхивали ожесточенные схватки, когда полиция или местные болельщики пытались завладеть их флагами, считающимися священными и олицетворяющими их историю и борьбу.

В октябре 1997 года «Кроатия» в сопровождении своих многочисленных фанатов отправилась в Цюрих на матч Кубка УЕФА против местного «Грассхоппера». На поле команда показала блистательную игру, разгромив соперника со счетом 5:0, однако за его пределами дела обстояли не так великолепно. В Цюрих приехали восемь тысяч за-гребских фанатов, которые, обезумев от счастья, нанесли городу ущерб, который был оценен в сумму 150 тысяч долларов. Кроме того, многие швейцарцы отмечали, что гости вели себя крайне агрессивно, позволяли себе расистские выходки, включая наскоки на темнокожих людей в трамваях. Тем не менее полиция задержала только трех человек, одним из которых оказалась швейцарская девушка. Немногим позже ситуация повторилась в Осе-ре, после чего УЕФА дисквалифицировала клуб, запретив ему участие в европейских турнирах на следующий год.

В 1998 году «Бэд Блю Бойз» решили вернуться на домашние игры клуба, но, так как запрет на «динамовскую» атрибутику никто не отменял, они стали тайком проносить на стадион свои флаги и транспаранты, что привело к росту количества столкновений с полицией. Накал страстей достиг своего апогея на домашней игре против «Хайдука». Как только полиция попыталась снять запрещенные транспаранты, в нее полетели вырванные сиденья. В результате разгоревшейся драки несколько фанатов «Хайдука» получили серьезные ножевые ранения, а вся вина за инцидент была возложена на полицейских, спровоцировавших столкновения. С того момента полиция стала гораздо терпимее относиться к фанатам Загреба и их старой атрибутике.

В 2000 году, когда Хорватский демократический союз на выборах потерял большинство мест в республиканском парламенте, вновь образованное правительство первым делом вернуло фанатам прежнее название их любимой команды. На смену протестам пришло ликование, однако противостояние «Бэд Блю Бойз» и «Торсиды» от этого не ослабло. Каждая встреча двух клубов, начиная с 1998 года, сопровождается серьезными инцидентами. Кроме того, власти все больше начинает беспокоить тот факт, что проблемы стали возникать и во время матчей с участием других команд. Пример «Риеки» свидетельствует о том, что ситуация со временем будет только ухудшаться.

Еще большую тревогу вызывает то, что, поскольку хорватские клубы начинают играть все более важную роль в европейских турнирах, инциденты на международных матчах с участием их фанатов — лишь вопрос времени. И если такое произойдет, УЕФА без всякого сомнения пойдет на самые жесткие санкции как по отношению к клубам, так и фанатам.


5291463834824419.html
5291514021353467.html
    PR.RU™